Вишванатан Ананд защитил титул чемпиона мира по шахматам

– Владимир Наильевич, что вы рассчитывали увидеть в заключительный день, кому отдавали преимущество и насколько далеко, по вашему мнению, могли зайти шахматисты?
– Рассчитывать тут как-то трудно, потому что быстрые шахматы – совершенно другие шахматы. В принципе, там всё могло сложиться как угодно. Единственное, что было понятно, что матч будет равный. Видно было под конец, что оба участника уже достаточно устали. Где-то Гельфанд странно играл, и Ананд тоже не сильно наседал, то есть трудно было сказать, что будет на тай-брейке. Но учитывая, что Ананд известен как очень хороший игрок в быстрые шахматы, какое-то изначальное преимущество у него было. Вообще, Ананд довольно быстрый шахматист, а Гельфанд – скорее классический. Поэтому трудно было сказать, насколько далеко это могло зайти.

Так получилось, что фактически во всех четырёх партиях Борис точно играл не хуже. Он зевнул пешку в первой партии, но создал даже некоторое преимущество. В общем, ничья – более-менее закономерный исход. Во второй партии он долгое время оборонялся, причём делал это очень неплохо. И то, что он проиграл в конце, несчастный случай. В третьей партии он получил перевес, но упустил его, снова получил и снова упустил. В третьей партии счёт должен был стать равным. Ну и в четвёртой он, конечно, давил всю партию, но Ананд под этим давлением устоял. Единственная серьёзная проблема, с которой Гельфанд столкнулся в этом тай-брейке, – недостаток времени. По качеству он играл хорошо, но делал это довольно медленно. Быстро попадал в цейтнот, тут же начинались проблемы, связанные с нервами. И как раз в цейтноте он допускал довольно грубые ошибки, которыми соперник пользовался. Именно поэтому так всё и закончилось.

– Эта неторопливость – особенность игры Гельфанда вообще или конкретно в этом матче, в этом тай-брейке, где ставки были очень высоки?
– Я думаю, что это вообще особенность его игры. Гельфанд неоднократно говорил, и ему, конечно, можно верить, что он просто играет партию, вне зависимости от того, где и как она играется, матч ли это на первенство мира или просто какой-то турнир. Он просто концентрируется на отдельной партии. Другое дело, почему он играл так медленно по сравнению с Анандом. В принципе, может быть, у него, наверное, такой стиль игры, что он не фанат именно быстрых шахмат. А Ананд, наоборот, известен как человек, который любит играть в быстрые шахматы, умеет играть в них, как человек, который в быстрые шахматы играет действительно быстро.

– Насколько глубоко различие между турниром по быстрым шахматам и тай-брейком в финале матча за чемпионский титул?
– Отличается, наверное, только на уровне психологии. В этих матчах существенно выше ставки. Когда ты играешь в турнире, ты играешь какую-то конкретную партию, которая, по большому счёту, ни на что не влияет. Можешь выиграть эту партию, а потом турнир сыграть довольно посредственно. Можешь партию проиграть, а на турнире сыграть в целом хорошо. Может сложиться как угодно. Здесь же, поскольку это матч, причём матч короткий, цена каждой партии очень высока. Достаточно проиграть один раз и матч, состоящий из четырёх партии, в целом оказывается на грани проигрыша. Это влияет на игру, потому что это опасение проиграть приводит к тому, что игроки стараются играть чуть более собранно, думают чуть больше, чтобы не ошибиться. И с Гельфандом это сыграло злую шутку: он играл максимально сконцентрировано, искал лучшие ходы, на это уходило больше времени, и его потом, соответственно не хватало. Ананд же, наоборот, старался играть просто быстро. Потому что, например, третью партию он играл просто безобразно. Но он играл насколько плохо, настолько и быстро. Только потом, когда Гельфанд чуть упустил, он начал играть чуть лучше, хотя потом всё равно доигрался до проигрышной позиции.

– Может, он таким образом и провоцировал Гельфанда на ошибки, зная, что тот нетороплив.
– Он не то чтобы провоцировал на ошибки. По крайней мере, он фиксировал себе перевес во времени, который в конце партии должен был сказаться. И в итоге так оно и получилось: Гельфанд выпустил ничью во второй партии, победу в третьей партии – и всё происходило именно в конце, когда уже висел флаг, и нужно было делать быстрые ходы. Другое дело, нельзя говорить, что если бы Гельфанд сделал бы ничью во второй партии, то потом выиграл бы третью, и стал бы чемпионом мира. Во-первых, Ананд бы играл по-другому, если бы счёт был равный, это надо понимать. По тому, как Ананд играл в третьей партии, было видно, что немножко концентрация пропала, возникло ощущение, что можно и проиграть при случае, и не будет ничего страшного. Нельзя говорить, что во второй партии Ананду повезло, а так бы Гельфанд выиграл этот матч. Но если судить по тому, как играл Гельфанд, ели бы у него было чуть больше везения, то до блица мы бы точно досмотрели. Получилось так, что Ананд был в тот день, наверное, более везучим.

– Теперь давайте перейдём к анализу всего матча в целом. Если бы победу в шахматном матче победу могли, как в боксе, присуждать судьи, а вы были бы одним из них, то кому бы отдали предпочтение?
– Скорее тут был ничейный результат, потому что Ананд выпустил крайне хорошие шансы на победу в третьей партии, Гельфанд не смог реализовать свои шансы в девятой. Соответственно, они обменялись ударами в седьмой и восьмой, а в основном была равная игра, и нигде не было каких-то качелей или серьёзного перевеса в ту или другую сторону не было. Матч был полностью равный, качество игры проигравших в результативных партиях было крайне низким, соответственно, это была просто проблема конкретного дня для шахматистов. Два раза они были близки к тому, чтобы выиграть. А остальные партии, насколько я помню, не сильно выходили за пределы равенства. Однако сложилось ощущение, что Гельфанд играл на пределе своих возможностей, он хорошо подготовился, играл в хорошие шахматы, и трудно представить, что он мог бы сыграть ещё лучше.

А вοт от Ананда мοжно былο ожидать чегο-то такогο. Тем бοлее он имеет за плечами громадный опыт: матчи с Крамником, Топалοвым. Былο ощущение, что он мοг бы сыграть чуть посильнее. И тогда, κак вы гοвοрите, мοжно былο бы ему присудить победу по очκам, хотя в итоге счёт в матче мοг так и остаться равным. Лично меня удивилο, что Ананд поставив ходом f3 серьёзные проблемы Гельфанду в третьей партии и одержав победу в вοсьмοй, он бοльше так и не применил этот вариант в матче. Мне κажется, Гельфанду былο бы крайне неприятно играть против этοй системы, и, мοжет быть, ему вοобще приходилοсь бы выдумывать что-то новοе. Былο видно, в этοй системе он немногο плавал.

– Евгений Бареев высказал интересную идею о том, что первая половина матча стала половиной чёрных, а вторая – белых. Вы согласны с такой точкой зрения?
– В общем, да. Потому что в первых шести партиях чёрные очень уверенно отбивались. Даже в третьей чёрные по дебюту очень хорошо отбились, но потом Гельфанд начал ошибаться. Чёрные показали очень хорошую дебютную подготовку. В следующих партиях белые в дебюте чуть больше начали прихватывать. Но, во-первых, это связано с тем, что Ананд начал искать интересные варианты. Действительно во второй половине матча было больше идей со стороны белых, хотя, например, в 11-й партии именно Ананд чёрными применил интересную идею, в девятой партии Ананд просто что-то перепутал в дебюте, и это не было связано с какими-то глобальными перестановками. По крайней мере, можно сказать, что во второй половине не было того доминирования чёрного цвета, которое было в первой. А так чёрный цвет стоял уверенно за исключением трёх конкретных моментов в промежутке с седьмой по девятой партию, когда он затрещал просто, а потом всё встало на свои места.

– Вы сказали, что Гельфанд играл на пределе, на каком-то стабильно уровне. А что насчёт Ананда? Не показалось ли вам, что он набирал форму по ходу матча, находил способы противодействия сопернику?
– Я не могу сказать, что он набирал форму. Если пиком формы назвать третью партию тай-брейка, то, наоборот, он терял её по ходу матча. Мне кажется, что форма его была такова, что он не мог играть существенно сильнее Гельфанда. Он мог его обыграть на нюансах, таких как быстрые шахматы. Там, где он априори считался чуть сильнее за счёт скорости, за счёт практики. С другой стороны, если бы Гельфанду чуть больше повезло, и он не допускал бы грубейших ошибок на ровном месте, то всё могло бы сложиться совсем по-другому.

– Гарри Каспаров сказал, что этот матч он считает одним из самых скучных в истории чемпионских противостояний. Вы согласны с этим утверждением или готовы оспорить его?
– Я не знаю, честно говоря. Бывали матчи и поскучнее, например, у Карпова с Каспаровым. Скажем так, не то что он был скучный, он был не очень кровопролитный. А так идей-то в нём было довольно много. Безусловно, опять же надо разделить матч на две половины. Он был очень ярким в интервале с седьмой по девятую партии, где закончилась разведка боем, и началась открытая игра. Очень интересной была 12-я партия. А вот первые шесть партий, на мой взгляд, были довольно низкого уровня с точки зрения зрелищности, но это в какой-то мере обусловлено тем, что соперники только вступали в бой, проверяли, кто что подготовил, играли максимально безопасно. Когда оба игрока придерживаются такой тактики, то вероятность ничьей очень высока, и обычно она получается в результате не очень зрелищной борьбы.

– Если сравнивать этот матч с другими, то этот станет каким-то особенным в ряду остальных поединков?
– Всего-то матчей на первенство мира было не так много, их можно пересчитать по пальцам. Это просто очередной из матчей, он вписал себя в историю. Как матч он был совершенно полноценный, и он займёт своё полноценное место в истории. Другое дело, что в нём не было каких-то скандалов, например, как в матче Крамника с Топаловым, не было кровопролития, большого количества результативных партий, как в матче Крамника с Анандом. В этом он уступал. Но, с другой стороны, была стратегическая и психологическая борьба. Главное, что матч держал в напряжении до последнего. Понятно, что матч Крамник – Топалов с точки зрения зрелищности был выше: обмены ударами, тай-брейк, «туалетный скандал». А с точки зрения шахмат, этот матч не уступает. А поскольку мы должны рассматривать поединок именно с этой стороны, то он занимает достойное место в списке матчей за первенство мира.



Представители «Юве» проведут новый раунд переговоров с агентами ван Перси
Рональд Крус победил Прениса Брюэра
В Батуми проходит женский чемпионат мира по быстрым шахматам и блицу


Copyright © 2012 Naotrez.ru - Обзор спортивных событий All Rights Reserved.