Интервью Дмитрия Турсунова, прошедшего во второй раунд «Ролан Гаррос»

— Дмитрий, какие впечатления от начала?
— Думаю, в прошлом году я начинал с игроком, который был сильнее на грунте. Мне кажется, что я играл хорошо, дисциплинированно. Может быть, в важных моментах мой соперник чуть-чуть нервничал, рисковал раньше, чем следовало. Мы оба не любители грунтового покрытия, так что, может быть, сказался мой больший опыт.

 — Вы что-то показывали судьей перед началом матча…
— Я ему просто деньги давал, чтобы помог, если дойдём до тай-брейка (смеётся). На самом деле, я перед матчами делаю для себя шпаргалки, но на сей раз не успел их переписать, они остались на телефоне. И я спросил у судьи, можно ли мне использовать телефон, если я отключу радио-часть, как в самолёте. Он сказал, что все равно надо переписать всё на бумагу.

 — А что за шпаргалки?
— Да так, заметки типа «не смотри по сторонам», «подавай в корт» (улыбается). Сегодня заметок было не много — четыре вещи, которые, как я считаю, на данный момент были для меня ключевыми. Например, не торопиться. Когда играешь на счёт, то начинаешь забывать о базовых вещах — отдышаться, поймать дыхание. А то проиграл очко, начинаешь торопиться, и всё нарастает как снежный ком. Надо себя остановить, взять паузу. Если читать такие вещи при переходах, и это помогает. Не думаю, что это моё ноу-хау. Кто-то из игроков, например, на ракетке пишет.

 — Сегодня эти шпаргалки помогли?
— В принципе я играл достаточно дисциплинированно по сравнению с предыдущим матчем — против Троицки в Дюссельдорфе. Там иногда проявлялась моя тенденция засадить мяч побыстрее, хотя где-то надо было дать сопернику возможность ошибку. Думаю, в этом отношении сегодня я сделал всё не то чтобы идеально, но неплохо. Не знаю, эффект ли это шпаргалки или настроя.

 — Как вам неделя в Дюссельдорфе?
— Это моя первая неделя на грунте, за исключением четырёх дней на грунте в Штатах. Для меня выступление там — это был большой плюс, пусть даже результат оказался не самым лучшим. Мы играли про сильных соперников, а любое время, проведённое мною на грунте, помогает. Я не очень люблю на нём играть, но если долго играть, если привыкнуть, что ты не может забить мяч с первого удара, а нужно «поковыряться», побегать из стороны в сторону, то уже принимаешь это к сердцу и начинаешь играть нормально.

 — В паре вы в Дюссельдорфе неплохо играли.
— Да, но там одни из соперников были юниорами, да и вообще в паре всё немного по-другому: можно где-то плотно ударить, перебежать, суету навести. В «одиночке» всё намного важнее. Были и плюсы, и минусы, скажем так.

 — А здесь заявились вместе с Куницыным?
— Нет. Заявку надо было подавать до 17-го числа, а когда я сделал это, то Игорь уже договорился с другими партнёром. Так что я заявился как игрок, который ищет пару, но никого не удалось найти.

 — Во время тренировок вы тренировали удары с разворота. В матчах увидим что-нибудь такое?
— А у меня было такое, просто те матчи не показывали. Хотя нет — в том году я выиграл у Лопеса, потом даже бегал после матча, пытался найти диск, чтобы посмотреть, как это со стороны выглядело. Но, к сожалению, на том матче камеры не работали. Так что надо выигрывать, пока не попаду на стадион с камерами.

 — После «Ролан Гаррос» появятся списки теннисистов, попадающих на Олимпиаду. Она вообще нужна игрокам?
— В двух словах, конечно, не ответишь. Выступать за страну хочется. Но проблема в этом году связана с тем, что кто-то после «Уимблдона» играет в Европе на грунте, а я лечу в Штаты выступать на «харде». После двух-трёх недель придётся опять возвращаться на траву. А после Олимпиады опять придётся возвращаться в США. Много перелётов, постоянное перескакивание с покрытия на покрытие… Если честно, играть бессмысленно, если не зарабатываешь медаль. Если можешь выиграть медаль, то да, Олимпиада удалась. Но если не выигрываешь, то это время ты провёл насмарку.

Опыта там не так много зарабатываешь, ведь сам турнир не очень отличается. Да, можно накрутить себя, что ты выходишь на матч, представляя страну, но мы всегда так делаем. Жизненного опыта, меняющего карьеру, там не будет. Я бы сказал, что Кубок Дэвиса создаёт намного большее давление, ведь там играют две страны. Ты понимаешь, что если проиграешь, то половина болельщиков скажет, что ты опозорил Россию, а если выиграешь — что ты настоящий русский мужик.

К сοжалению, Олимпиада в этом гοду очень неудобная для всех. Мне κажется, что на данный мοмент мοи шансы на успех там не огромные. Надо ведь не только попасть в полуфинал, но и выиграть матч за третье место. Очень многο матчей, и есть многο игроков, которые мοгут хорошо там выступить. А я сейчас не в тοй форме, когда мοгу взять κаκую-либο медаль.

 — То есть если бы была возможность, то отказались бы?
— Посмотрим. График очень неудобный. У меня сейчас «горит» половина моих очков после Хертогенбуша. Я стану 150-м. Ехать в такой ситуации на Олимпиаду с большим шансом попасть в первом круге на кого-нибудь сеяного типа Бердыха, Цонга, Иснера… Мне кажется, у меня намного больше шансов заработать рейтинговые очки, чем выиграть медаль на Олимпиаде. Нет, поеду, конечно, если попаду. Вообще у меня такой склад ума, что я всё время думаю, что у меня сгорают очки. Даже когда выигрываю турнир: все радуются, а я думаю, что в следующем году надо будет защищать все эти очки.

 — А какое вообще у игроков мнение об участии в Олимпиаде?
— Думаю, теннисисты не реагируют на Олимпиаду так, как другие спортсмены, где если не выиграл медаль, то карьера не удалась. В плавании, беге и так далее если ты выиграл медаль, то чемпион, а если не выиграл — то кто такой? В теннисе не так: человек, не выиграв ни разу медаль, может провести очень хорошую карьеру. Кто-то из болельщиков реагирует на такой подход негативно — вот, не хочет за страну играть. Но можно сыграть за страну раз в четыре года и потом на сезон выбить себя из графика. И страна не будет особо помогать мне при игре в «челленджерах». Поэтому все сами принимают решения.



Колакович: в матче с Японией здорово сыграли на приёме
Скоулз и Амос подписали новые контракты с «Манчестер Юнайтед»
Янукович: Аэропорты и стадионы будут десятилетиями служить украинским гражданам