Валерий Медведцев: За последние 10 лет наши биатлонисты по сути нечего не выиграли

– Я за справедливость и честность. А сейчас ее нет. Я вот читаю интернет, слушаю чиновников, и мне обидно за наш биатлон. Обидно за тренеров, которых выкидывают при первой же неудаче. А это же смешно. На ЧМ-2011, где я работал в паре с Ткаченко, мужская команда выиграла три серебра. Три! Я не скажу, что это успех. Но за последние 10 лет мы только раз выступили лучше. И замминистра это должен знать, прежде чем давать безапелляционные оценки.

— Биатлон давно перестал быть местечковым видом, за ним следит вся страна – с декабря по март.

– Все здорово и замечательно. Но скажите: кто помнит результаты Кубка мира? Сколько человек? В истории остаются только чемпионы мира. В этом году мы все хлопали в ладоши после побед Шипулина, Гараничева, Маковеева; все прекрасно. А на чемпионате мира никто не зажег. Подошли к главному старту без лидера, до последнего искали оптимальный состав. Тренеры сомневались – и это во многом нервировало спортсменов.

— Обычно биатлонисты, не блистающие по сезону, на главном старте также теряются.

– Я не согласен! Подвести спортсмена к чемпионату мира – умение тренера. Вы поймите, я не критикую нынешний штаб. Боже упаси! И себя не оправдываю. Просто не могу уловить логику Минспорта: год назад результаты мужской и женской команды свалили в одну кучу. Три медали – плохо для отечественного биатлона. А как так можно? Есть команда Хованцева, а есть коллектив Ткаченко. Разные специалисты, разные методики.

— Зачем в биатлоне 7 месяцев тренироваться? Даже хоккеисты, у которых сезон длиннее, больше отдыхают.

– Тренироваться нужно. И в апреле, и в мае. Но в щадящем режиме. Организм не машина. Лучше погулять, получить заряд энергии. И уж точно нельзя бегать по 50-100 км.

– В биатлоне складывается парадоксальная ситуация. Заслуженным тренерам – Гурьеву, Захарову, Медведцеву – проще работать в регионах, чем бросаться на амбразуру-сборную. Почему?

– Я думаю, у каждого свои причины. У меня, например, сейчас маленькие дети, жене нужна помощь. А если я пойду в главную команду, буду дома от силы два месяца в году. Сейчас в должности главного тренера Красноярского края  у меня куда более свободный график.

— За рубежом по-другому?

– Да. Я разговаривал в прошлом году с Микаэлем Лефгреном. Так вот, норвежцы работают бригадами. Две недели – одна, затем – другая. И сборы короче. А у нас тренеры боятся отпустить спортсмена домой. А если отпускают, то перед этим та-а-ак нагрузят, что дома заниматься нет ни сил, ни желания. Тренеры должны больше доверять спортсменам.

— Если вас вдруг позовут в команду, вернетесь?

– Во-первых, я ушел сам. По семейным обстоятельствам. Во-вторых, меня звали и год назад, и сейчас. А пойду ли? Мне кажется, ни один здравомыслящий тренер не откажется поработать в главной команде. Только если работать, то с теми спортсменами, которых считаешь перспективными. А у нас же как получается: вот тебе этот, этот и этот. Работай.

— Сейчас идут споры: нужен главный тренер в сборной или нет?

– Нужен. Ну правда… В команде всего три тренера. А есть много срочных вопросов: там с визой надо помочь, тут с винтовками. Главный должен быть в курсе всего: может, появился спортсмен, который «летит»? И его надо срочно привлекать в команду. Я утрирую, конечно, но это тоже фрагмент работы.



Минское «Динамо» создаст сразу два фарм-клуба в чемпионате Белоруссии
До сих пор сборная России Италию не побеждала
У Слепцовой по-прежнему проблемы с коленом